Ultimate magazine theme for WordPress.

Как цивилизованный Запад поддержал Палестину

0 3

Как цивилизованный Запад поддержал Палестину

В начале октября палестинская группировка ХАМАС, базирующаяся в секторе Газа, напала на Израиль. Никаких шансов победить в этой войне ХАМАС не имеет: под ружьём у вождей группировки несколько тысяч боевиков с гранатомётами и ракетами преимущественно кустарного производства. А у противника – 170-тысячная регулярная армия с бюджетом в 25 млрд долларов, имеющая более 300 современных боевых самолётов, около 600 танков. Плюс 300 тыс. призванных резервистов. Боевики устроили сафари с участниками музыкального фестиваля в пустыне, захватив в заложники десятки молодых женщин и впоследствии выкладывая в Интернет ролики с изощрённым насилием над ними. Но в ответ по цивилизованному Западу прокатилась волна поддержки «борьбы палестинского народа». Почему?

Нашествие варваров

Когда мы слышим о еврейских погромах в Европе начала XX века, нам представляется что-то безобидное, словно в каком-то местечке толпа разнесла скобяную лавку и побила стёкла в синагоге. В XXI веке социальные сети, мобильные телефоны и фотоснимки со спутника фиксируют совсем другую картину. Кибуц Беэри с высоты птичьего полёта выглядит так, словно здесь неделю проходила линия фронта.

Казалось бы, какой может быть реакция цивилизованного общества на убийство мирных граждан по национальному признаку? Только осуждение. Но ничего подобного! Скорее наоборот: Европа наполнилась митингами в поддержку не столько Палестины, сколько самого нападения на Израиль. Митинги «против» оказались в численном меньшинстве!

В глобальных социальных сетях каждая третья «рекомендация для вас» наполнена радостью от происшедшего. Парашютисты с куполами в цветах палестинского флага (некоторые боевики ХАМАС пикировали на территорию Израиля при помощи парапланов), завернувшиеся в знамёна футболисты арабского происхождения, выступающие в Европе. В поддержку «палестинского сопротивления» выступили сотни организаций, состоящих по большей части из «коренных» европейцев и американцев. Фанаты шотландского «Селтика» заявили, что они «славятся своей эмпатией», последовательно вставая на сторону угнетённых и обездоленных: «Мы выражаем нашу искреннюю солидарность и молимся за наших друзей по всей Палестине».

Нежные души американских студентов, болезненно реагирующие на проблемы белых китов, тоже отозвались неожиданной агрессией. Студенты Северо-Западного университета США публично оплакивали «мучеников ХАМАС». Студенческая группа Калифорнийского университета провела мероприятие «День сопротивления: протест за Палестину», символом которого стал параплан 
ХАМАС. Участники палестинского литературного фестиваля при Пенсильванском университете, выступали за этническую чистку евреев, которых называли «европейскими поселенцами». 32 студенческие организации Гарварда подписали петицию о том, что в гибели израильтян виноваты сами израильтяне. Один сатирический новостной сайт суммировал происходящее в кампусах заголовком: «Студент Гарварда ушёл с лекции о микроагрессии, чтобы принять участие в митинге «Убей еврея».

Прекраснодушие студентов можно было бы отчасти объяснить подростковым идеализмом, требующим разделения на чёрное и белое. Но профессор Колумбийского университета Джозеф Массад в публикации тоже назвал действия боевиков ХАМАС «восхитительными», «поразительными», «невероятными» и даже «инновационными». Но даже если открытых оправдателей варварства, как Массад и Гриуал, немного, большинство их коллег предпочитают делать лишь двусмысленные заявления. Президент Корнеллского университета сообщила, что «невозможно реагировать на все мировые трагедии», а профессор Стэнфорда Ричард Саллер «считает важным, чтобы университет воздерживался от принятия институциональных позиций по сложным политическим вопросам». Продолжать можно долго.

Но, возможно, столпы образования лишь продолжают интеллигентскую традицию «неучастия во зле». Может быть, нападение ХАМАС на Израиль в октябре 2023 г. – это лишь фрагмент бесконечной арабо-израильской вражды, в которой не может быть чистеньких? А еврейские солдаты тоже насиловали палестинских женщин и жарили на костре их детей, и население Тель-Авива шумно радовалось этому в Интернете? Ведь не зря же всплывает в памяти людей постарше резня в палестинских лагерях Сабра и Шатила в далёком 1982 году? Но реальная предыстория произошедшего куда сложнее и интереснее.

Всегда готовы

Ещё в 1917 г. министр иностранных дел Великобритании лорд Бальфур сообщил главе британской еврейской общины лорду Ротшильду, что правительство одобряет создание «еврейского национального дома» в Палестине (так называли территорию, управляемую англичанами по мандату Лиги Наций). Но вместо этого Британия в 1922-м на 80% территории Палестины создала арабское государство Трансиорданию. Да и в оставшуюся часть евреев пускали очень ограниченно, даже когда Гитлер разворачивал по всей Европе свою антисемитскую политику.

К 1947 г. ООН нехотя родила проект, согласно которому на Ближнем Востоке возникали три новых государства – Израиль, Палестина и Иерусалим. Причём Израилю отводились нежизнеспособные территории, часто отделённые друг от друга и от моря,e_SNbS– словно для удобства арабов, с первого дня обещавших всё отжать. СССР поддержал создание Израиля: Сталин полагал, что Британия в послевоенном мире продолжит контролировать Ближний Восток через зависимые от неё Ирак, Египет и Трансиорданию, а еврейское государство в центре региона вполне может стать оплотом Москвы.

Израилю пришлось воевать с арабским миром уже через сутки после провозглашения государства в 1948-м. США дистанцировались, а министр обороны Джеймс Форрестол втолковывал президенту Трумэну, что 40 млн арабов неизбежно сбросят 400 тыс. евреев в море: «Мы должны быть на стороне нефти». Так и случилось бы, если бы на собранные с еврейских общин по всему миру деньги не успели закупить, доставить и разгрузить оружие из Чехословакии. Подогнали даже четыре трофейных «мессершмитта», на фюзеляжах которых кресты прямо перед боевым вылетом превращались в шестиконечные звёзды.

В результате Израиль неожиданно победил, оккупировав около половины территорий, выделенных под арабскую Палестину, в том числе Западный Иерусалим. Тем не менее и на оставшихся «под Палестину» землях независимого государства не возникло: их поделили между собой Египет и Трансиордания. По итогам конфликта возникли две волны беженцев. Не менее 500 тыс. палестинцев бежали от страха перед израильтянами, хотя 150 тыс. остались – и с ними ничего страшного не произошло. А в Йемене, Египте, Ливии, Сирии и Ираке начались еврейские погромы – и 800 тыс. евреев устремились прочь, преимущественно в Израиль. Но судьбы этих двух волн оказались совершенно разными.

Израиль, занимавший крошечную пустынную территорию, дал гражданство всем прибывшим евреям. А арабские страны создали для палестинцев лагеря беженцев, в которых они продолжают жить по сей день. Например, в сегодняшнем Ливане палестинцам запрещено работать по 67 профессиям. Остальными видами деятельности (преимущественно физической работой) можно заниматься только при наличии разрешения Министерства труда, получить которое палестинцу очень сложно. Кроме того, в некоторых лагерях запрещено делать ремонт и строить новое жильё, а на блокпостах по периметру поселения заворачивают транспорт со стройматериалами. Вероятно, народ как-то договаривался, поэтому с 2001 г. всем палестинцам без исключения запрещено покупать недвижимость за пределами лагерей. А те, кто приобрёл квартиру или дом раньше, не могут передавать их по наследству – после смерти владельца всё уходит государству.

Такая история в мире, вероятно, только с палестинцами. Хотя они этнические арабы, говорящие на арабском языке, равно как и большинство жителей Сирии, Иордании, Египта и других ближневосточных государств. Невозможно представить себе, чтобы 8 млн немцев, изгнанных после 1945 г. из Восточной Европы, до сих пор жили в резервации где-нибудь под Гамбургом. Чтобы сотни тысяч аргентинцев или чилийцев, бежавших в соседние государства Латинской Америки от сменявших друг друга в XX веке военных диктатур, не могли свободно перемещаться, зарабатывать, платить налоги.

Какой же смысл держать палестинцев в лагерях? На египетском Синае плотность населения до сих пор как в Псковской области, Иордания тоже не перенаселена. Создаётся впечатление, что им сознательно формировали условия, в которых можно быть только антиизраильским тараном – боевиками, живущими на подачки и мечтающими вернуться на Землю обетованную с оружием в руках. Организация освобождения Палестины и создавалась в 1964 г. Лигой арабских государств с целью «освобождения Палестины». То есть уничтожения Израиля.

Но в 1967 г. Израиль снова победил в Шестидневной войне арабскую коалицию из Сирии, Иордании, Египта и боевиков ООП. Под контроль Тель-Авива перешла территория уже вчетверо больше, чем ему нарезали в 1948 г.: у Египта отторгнуты Синай и сектор Газа, у Иордании – Западный берег реки Иордан и Восточный Иерусалим с его святынями, у Сирии – Голанские высоты. Правда, отношения с СССР у Израиля к тому времени стали хуже некуда, а Москва открыто поддерживала палестинцев: Ясир Арафат часто гостил в Кремле, а стиль ООП был вполне светским.

После Шестидневной войны в Иордании скопились около 200 тыс. палестинцев, которые в сентябре 1970 г. попробовали отвоевать автономию, но потерпели поражение, известное как «Чёрный сентябрь» (это название взяли террористы ООП, расстрелявшие израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году). Беженцев снова не попыталась инкорпорировать ни одна арабская страна. Они приняли участие в гражданской войне в Ливане, начав убивать христиан. В ответ христианские фалангисты устроили резню в лагерях Сабра и Шатила. Многие до сих пор обвиняют Израиль и в этом: не защитил своих врагов на территории другого государства.

Постепенно СССР перестал быть донором ООП, а его место заняли нефтяные шейхи. А с 1994 г., когда была провозглашена Палестинская автономия, финансирование пошло от международных организаций вроде ООН и МВФ. По версии Forbes, к моменту своей смерти Ясир Арафат входил в десятку самых богатых глав государств мира с состоянием под миллиард долларов, а в лагерях беженцев царили нищета, злоба на евреев и жажда реванша. Хотя территория Израиля составляет 20 тыс. кв. км – в четыре раза меньше Ленинградской области, вдвое меньше Эстонии. И кажется, палестинцам проще открыть новую страницу в истории, как было в бесконечном числе случаев, когда один народ вытеснял другой с насиженных мест.

Даже прагматичный Давид Бен-Гурион, первый премьер-министр Израиля, в 1970‑х предлагал уступить арабам Западный берег Иордана и сектор Газа в обмен на мир. Но тогда соседи Израиля должны будут ассимилировать («внедрить», как говорят на Ближнем Востоке) большую часть из 5 млн проживающих в лагерях палестинцев. А они по-прежнему не хотят себе такого счастья.

В 2007 г. в секторе Газа, где на площади 40 на 10 кв. км при средней зарплате в 207 долларов живут 2, 2 млн палестинцев, прошли выборы в местное самоуправление. На них предсказуемо победили исламские радикалы из ХАМАС. С тех пор только с Запада в Газу закачали примерно в 6 раз больше денег, чем вся Западная Европа получила после войны по «плану Маршалла». Но результатом стало не «экономическое чудо». Результатом стали три тысячи ракет, выпущенных по Израилю, и толпа подготовленных боевиков. Стоит ли отдельно уточнять, что руководители ХАМАС (лидер движения Исмаил Хания, глава политбюро Халед Машаль и другие) являются долларовыми миллиардерами даже по данным арабских источников?

Речь вовсе не о том, что все палестинцы – «плохие». Миллионы из них расселились по всему миру, но очень немногие (даже живущие в Израиле) поддерживают исламских радикалов. Например, 41-летний президент Сальвадора Найиб Букеле (палестинец по происхождению) железной рукой усмирил преступность у себя в стране и призвал соотечественников свергнуть власть ХАМАС. «Плохих народов» в принципе не бывает, а мотивацию людей формируют институты, с которыми им приходится иметь дело.

Игры разума

Возникает резонный вопрос: зачем Западу поддерживать ХАМАС? Чем палестинские радикалы принципиально отличаются от «Аль-Каиды» (запрещённой в России террористической организации), напавшей на Америку в сентябре 2001 года? Вместе с тем Еврокомиссия, по словам её председателя Урсулы фон дер Ляйен, намерена втрое нарастить объём помощи сектору Газа, хотя его власти – это и есть ХАМАС. Египет отказывается пускать к себе палестинских беженцев из сектора Газа и угрожает отправить их в Европу, которая и так приняла в XXI веке более 20 млн мусульман. Европейцы, понятно, не хотят нового миграционного кризиса, а завалить пограничные переходы бетонными плитами, как сделал сам Египет, им не позволят левые настроения своих же граждан.

К концу 1980-х могло показаться, что левая идея на Западе выдохлась. Никто уже не хотел бороться против капиталистической эксплуатации на фоне благоденствия «эксплуатируемых». Левый истеблишмент, засевший в социалистических партиях Европы и университетах Америки, пригорюнился, но философы-постмодернисты Мишель Фуко, Жак Деррида, Жиль Делёз перевернули доску: отменили рациональное мышление, а создание собственных идей заменили критикой чужих. Они всюду искали и разоблачали «метанарративы» – любые масштабные целостные объяснения того, как устроен мир: например, что ценности Просвещения помогли Западу достичь прогресса. В их понимании, наука – не наука, демократия – не демократия, а все ваши ценности сконструированы «системами языка» и подсознанием, а объективного знания достичь невозможно.

Левакам это всё пришлось очень по вкусу: теперь можно даже не обещать «светлого будущего». Раз любое знание сконструировано и политически окрашено, все планы на основе него тоже бессмысленны. Капиталистическая система должна быть разрушена уже потому, что несправедлива. Нужно лишь представить, что липовый прогресс достигался путём эксплуатации природы, геев, негров и женщин.

Например, постмодернистские феминистки придумали интерсекциональность. Новый подход позволяет рассматривать через лупу даже потенциальное притеснение и осуждать человека за одну только причастность к системам власти и привилегий. Она умеренная феминистка, а муж у неё предприниматель? Никакая она нам не «сестра», а жена «врага народа». Аналогично, боссы движения Black Lives Matter говорят, что «недостаточно не быть расистом – надо быть антирасистом». Чтобы быть принятыми в ряды союзников, белый американец должен постоянно разоблачать «структурный расизм» внутри себя («задуматься о своих привилегиях», как говорят в BLM). Нежелание вставать на колено перед началом футбольного матча не означает нейтралитет. Это опознавательный знак врага.

Неудивительно, что движение BLM первым поддержало атаку ХАМАС, который является для них естественным союзником. Оба движения воспитывают чувство оскорблённой исторической справедливости. Деколонизация в их трактовке основана на лжи, что англичане в Африке и евреи на Ближнем Востоке нарушили некую пасторальную идиллию, где не было работорговли, геноцида, человеческих жертвоприношений и войн, а халифат Аббасидов сам собой мирно распространился от Кабула до Севильи.

Современный левак ищет в боевике 
ХАМАС благородного дикаря, но совсем не так, как это делали современники Жюля Верна и Фенимора Купера. Тогда человек не нёс никакой ответственности за смену взглядов, а сегодня его запросто могут «отменить». Симпатии левых к палестинцам – это тоже опознавательный знак «своих» ещё с 1970-х. Чтобы вас приглашали и публиковали, нельзя идти против дискурса: мол, благородный дикарь восстал, отрезал головы, и мы должны его понять.

Когда Израиль объявил о подготовке наземной операции в секторе Газа, ООН объявила об эвакуации 13 тыс. своих сотрудников. 13 тысяч! Подавляющее большинство из них были палестинцами, которые годами не замечали, что Газу контролируют террористы. Но при этом написали тонны претенциозных «исследований», которые продвигаются под эгидой ООН: например, целые делегации из исламского мира рассуждают о нарушении прав женщин в Израиле. Аналогично мейнстримом стали «исследования», будто неконтролируемые потоки беженцев из стран Азии и Африки в Европу полезны для её экономики и культуры.

Изобретённая леваками политика мультикультурализма извратила саму идею прав человека. Их теперь воспринимают как право паразитировать на социальной системе (получать пособие, жильё, лечиться), а всякий, кто подвергает его сомнению, – преступник. Расовые, гендерные, сексуальные меньшинства не могут быть неправы.

Но ведь такие установки несовместимы с сохранением тех институтов, которые обеспечили человечеству прогресс. Это признак ломающейся цивилизации, которая достигла такого уровня развития, что уже не имеет права защищаться, потому что это противоречит идеям равенства и справедливости, какими их понимает большинство.

Поворот не туда

Запад сам поставил себя в сложное положение, когда в 1990-е начал исходить из предположения, что ценности либеральной демократии подходят любой стране мира прямо сейчас. А в ответ на теракты 2001 г. попытался свергнуть восточные деспотии и заменить их чем-то более цивилизованным.

Последствием стало всеобщее усиление бдительности, а силовики получили массу новых привилегий. Началось наступление на свободу слова, гражданам прописали каноны, что говорить этично, а что нет. Миллиардер Илон Маск был всеобщим любимцем, который запускает в космос ракеты. Но после покупки «Твиттера»* (соцсеть, заблокированная в РФ. – Прим. «АН») и попыток использовать контент без цензуры его стали называть фашистом и расистом, одержимым теориями заговора. Хотя никакого заговора, конечно, нет: просто люди привыкают не высовываться, выставлять себя жертвами и требовать себе привилегий. При этом 44% молодых американцев предпочли бы жить в социалистической стране. О-па!!!

Источник: argumenti.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.